Москва

23:06

 
   
     
 

АВТОРИЗАЦИЯ ДЛЯ ДИСКУССИЙ

 

АКТУАЛЬНЫЕ ДИСКУССИИ

С 10 февраля 2013

Инновативное производство

И в России, и в государствах Балтии большинство экспертов уверены, что необходимо сконцентрироваться на высоконаучном, инновативном производстве....

Рабочий язык: русcкий

ГЛАВНАЯ| НОВОСТИ | 30.10.2013 / Ученик Лотмана Александр Данилевский: фигура Юрия Михайловича нас сближает

ERR, 30 октября


Ровно 20 лет назад ушел из жизни выдающийся профессор Тартуского университета Юрий Лотман, который создал новую школу литературоведения, сделав Тарту международным центром изучения славистики и семиотики. Бывшие ученики и продолжатели дела Лотмана в этот день вспоминают своего учителя. В студии «Актуальной камеры» побывал ученик и коллега Юрия Михайловича, старший научный сотрудник Института славянских языков и культур Таллинского университета Александр Данилевский.


Что же осталось от знаменитой кафедры Лотмана, живет ли его дело в Эстонии и за рубежом до сих пор?


В Тарту живут его ученики — вот Любовь Николаевна /Киселева - ред./ выступала, она его ученица, и другие там есть. Во всяком случае, в Тарту даже самые молодые преподаватели еще помнят Юрия Михайловича, видели его. То же самое в Нарве, в Нарвском колледже есть наши бывшие студенты, которые застали Юрия Михайловича. А из нашего института практически все учились у Юрия Михайловича, у Зары Григорьевны, слушали Юрия Михайловича лекции.


Но вас ведь совсем немного, если сравнивать с тем временем 20 лет назад. Как удается сохранять наследие Лотмана?


Мы как-то об этом не думаем — живем, пытаемся что-то сделать. Знаете, он привил нам тогда такое чувство, что надо заниматься по-настоящему, - это как служение. В этом духе мы пытаемся и студентов наших направлять. Студентов меньше стало. Преподавателей хватает, студентов стало меньше.


С чем это связано?


Меньше стало русских в Эстонии, меньше людей сейчас идут на гуманитарные науки. Время другое, не то.


Реформы образования, школьного и высшего, тоже наверняка имеют значение?


Да, реформа высшего образования, система 3+2 и так далее. Все эти каждые два года ломающиеся системы, когда надо все перестраивать заново — разумеется, это расшатывает, мешает. Почему-то решили, что пять лет просто учиться — это плохо.


Насколько большое влияние оказывают финансовые препоны, ведь развитие гуманитарных наук зависит не только от профессионалов?


Огромное влияние оказывают, сейчас абсолютно все упирается в деньги. Соответственно, надо как-то и подстраиваться под это. Ну вот мы и пытаемся, как Юрий Михайлович — он ведь на стыке работал, когда-то был чистым литературоведом, в лингвистике хорошо ориентировался, а потом пошел в культурологию, семиотику и так далее. На стыке самое интересное, в этом направлении мы и пытаемся двигаться, гранты и Тартуский институт получает, и наш институт.


Например, у нас была тема «Русский текст в эстонской культуре и эстонский текст в русской культуре». Под понятие текста подходит очень многое, мы карикатурой в частности занимались, книжка вышла. Назвали условно проект «Сталин смеется» — Советский Союз глазами эстонских карикатуристов и Эстония между двумя войнами глазами советских карикатуристов. Исходя из этого материала можно прийти к очень серьезным интересным обобщениям.


Как два университета, Таллинский и Тартуский, выстраивают отношения? Фигура Лотмана вас не разделила?


Нет, она может только сближать. Мы все говорим про Лотмана, а была же еще Зара Григорьевна, и без нее я не представляю Юрия Михайловича. Она тоже сближающая фигура. Плюс еще была кафедра, та кафедра Юрия Михайловича — был Валерий Иванович Беззубов, Сергей Геннадьевич Исаков — это общие наши учителя, от этого же не откажешься и не уйдешь.


Что Вы можете вспомнить о Юрии Михайловиче, что-то из личных воспоминаний?


Я, во-первых, его боялся очень, а с другой стороны, жутко благоговел. Помню, я был где-то на втором или на третьем курсе — Юрий Михайлович подходит и обращается ко мне — знаете, этот трепет уже внутри, — вы не отвезете, мол, рукопись в Ленинград. Конечно, говорю, отвезу, и даже подумал, что что-то это наверное такое подрывное, что я приобщусь к великой борьбе, подрыву существующей идеологии порочной. Он говорит, вы не беспокойтесь, там ничего криминального, это моя биография Пушкина, надо передать в издательство. Я даже с некоторой обидой сказал: «Юрий Михайлович, я могу и криминальное отвезти». Он говорит: «Нужды нет, нету ничего». Это мне запомнилось.
 


 
 
 
 
 
2010 © Международный общественный фонд «Янтарный мост»
Разработка и поддержка сайта ArtInfo
Дизайн WideGraphics
Россия 119019 Москва Никитский бульвар 8А
Теl: (+7 495) 691-63-17, (+7 985) 762-48-64;
FAX: (+7 495) 415-53-83;
e-mail: jsizov@mail.ru