Москва

20:15

 
   
     
 

АВТОРИЗАЦИЯ ДЛЯ ДИСКУССИЙ

 

АКТУАЛЬНЫЕ ДИСКУССИИ

С 10 февраля 2013

Инновативное производство

И в России, и в государствах Балтии большинство экспертов уверены, что необходимо сконцентрироваться на высоконаучном, инновативном производстве....

Рабочий язык: русcкий

ГЛАВНАЯ| ПУБЛИКАЦИИ | 28.10.2013 / Федор Берман: судостроение из Европы перемещается в ЮВА

ERR, 28 октября


 

 

По словам главы концерна BLRT Grupp Фёдора Бермана, кризис больше всего затронул такие отрасли как судостроение и металлургия. Сегодня судостроение медленно, но верно перемещается в страны Юго-Восточной Азии, где, в отличие от стран ЕС, государство поддерживает эту отрасль, что особенно сказывается на европейских предприятиях во времена кризиса.

В интервью утренней программе Радио 4 Федор Берман рассказал, почему пришлось сокращать людей в Клайпеде и какова ситуация на эстонских предприятиях концерна.

Почему пришлось сокращать людей в Литве? Неужели мы продолжаем скатываться на дно кризиса?

Думаю, что сегодня не является большим секретом то, что экономический и финансовый кризис, который начался в 2009 году, продолжается. Проходят его разные фазы, и у разных отраслей — разная степень поражения. Это факт и ничего секретного здесь нет. Мы на себе тоже ощутили его в полной мере и в судостроении он проявился больше, чем во многих других отраслях. Думаю, что сегодня в мире есть два направления, которые пострадали очень серьезно и где до сих пор продолжается влияние этого кризиса — это судостроение и металлургия. Закрываются и уже закрыто много металлургических комбинатов и есть прогнозы, что многие из них никогда и не откроются. То же самое происходит и с судостроением — судостроение медленно перемещается в Юго-Восточную Азию, в Европе же значительное увеличение объемов судостроения происходит на турецких верфях. Это очень понятно, поскольку связано с ценами. Сегодня турецкие цены на 20-30% ниже наших. Так что это закономерный процесс.

Получается, что в Европе может вообще не остаться традиционных видов промышленности?

Думаю, что так, наверное, не произойдет, хотя если рассматривать судостроение, то уже есть ряд стран, в которых судостроение давно закрыто и пока не видно причин, что вскоре оно будет снова.

Государственная поддержка турецких судостроителей тоже как-то влияет на нас?

Безусловно, сказывается влияние того, что во многих странах судостроение имеет государственную поддержку, и таких стран много. К сожалению, в Евросоюзе от этого давно отказались и поддержка государством судостроения, как и других отраслей, запрещена. И, естественно, что в кризисные времена это сказывается.

Сейчас и в энергетике строить электростанции не выгодно, потому что если нет субсидий, то это не окупится. Можно ли сказать, что и с судостроением возникает такая же ситуация, что эта отрасль становится как бы изначально убыточной?

Для того, чтобы говорить о судостроении, нужен глубокий экономический анализ. Здесь сложно говорить в общем, но судостроение из Европе, особенно крупное судостроение, медленно, но уверенно смещается в Южную Корею, Китай и даже в Японию, поскольку там тоже есть господдержка, кроме того и иена стала дешевле. Все эти факторы влияют. Многие страны — США, Япония, Южная Корея, Китай поддерживают судостроение, так как там занято довольно большое количество людей. В Европе происходят немножко другие процессы. Мы видим, что происходит в странах, особенно входящих в еврозону. Это Финляндия — мы недавно все прочитали про Раума (южнокорейская судостроительная компания STX Finland объявила о закрытии судостроительного завода в Раума — ред.), видим, что происходит в Польше, Испании, Франции. Наверное, в этой ситуации эти процессы были неизбежными. И естественно, что мы тоже на себе испытали влияние кризиса.

В 2010 году мы купили в Литве завод «Балтия», и можно сказать, что это та точка отсчета, когда мы подошли к индустриальному и масштабному судостроению, к строительству сложных судов. За это время мы построили суда, которыми гордимся. Эти суда в полной мере соответствуют европейским стандартам. Это два экобуксира для датской компании Svitzer. Мы построили и сдали в этом году довольно эффективное и хорошее дноуглубительное судно «Макути». Мы сейчас заканчиваем строительство рыболовного судна, очень сложного, стоимость контракта более 32 млн евро. Но нас не устраивают экономические и финансовые показатели, так как мы практически на всех заказах получаем отрицательный результат, и естественно мы должны принимать какие-то меры — заниматься реструктуризацией как продукции, так и самого концерна BLRT Grupp и его управления. Мы активно это делаем, что дает свои результаты, и, конечно, занимаясь реструктуризацией, повышением эффективности, невозможно сохранять рабочие места, когда портфель заказов падает.

К сожалению, по судостроению у нас не сформирован полностью портфель 2014 года, а для судостроения это не нормально. Обычно судостроительные заводы должны иметь заказы на 2-3, а лучше на 5 лет вперёд, так как цикл строительства иногда может достигать 2-х лет и даже больше. Чем сложнее судно, чем оно дороже, тем больше цикл его строительства. Например, для круизных судов, которые мы не строим, только проектирование длится больше года.

Что можно ожидать в Эстонии? Насколько опасной является ситуация для эстонских предприятий?

Не могу сказать, что для эстонских предприятий есть какая-то опасность. Мы не сокращали в таком количестве людей, и если и были какие-то сокращения, то возникали новые рабочие места, хотя реструктуризация затронула и эстонские предприятия. Кризис сегодня коснулся не только судостроения, судостроение — это следствие, кризис в основном затронул сферу морских перевозок, и у судовладельцев не хватает денег не только на то, чтобы строить новые суда и модернизировать старые, не хватает денег, чтобы рассчитываться по кредитам. И поэтому возникает такая кризисная ситуация.

Судоремонт кризис затрагивает не в меньшей мере, чем судостроение. И несмотря на это, думаю, что в судоремонте мы более успешны. Особенно мы довольны результатами Tallinn Shipyard - за два года удалось создать хорошую команду, которая сегодня взяла на себя весь груз ответственности не только за Tallinn Shipyard, но и за литовскую ремонтную верфь в Клайпеде и за финскую верфь. Мы уже уверены, что Tallinn Shipyard закончит этот год с хорошими результатами, чего нельзя пока сказать о финской и клайпедской верфях. И хотя увеличился портфель заказов, очень важно, как эти две верфи сработают в конце года.

У нас неплохие результаты реструктуризации, в результате которой выделилась отдельная компания BLRT Valukoda - это литейное производство. Сегодня мы видим, что сделанные в эту фирму инвестиции были правильными. Появился портфель заказов, частично это связано с закрытием аналогичных финских предприятий. В Финляндии уже невооруженным глазом видны результаты кризиса и мы довольны тем, как развиваются события на нашем предприятии.

Многие предприятия сегодня столкнулись с трудностями, есть много факторов, влияющих на их результаты, но мы не видим, что произойдет что-то катастрофическое. Сегодня очень важна финансовая стабильность и мы на протяжении уже десятка лет к этому подходим очень консервативно, независимо от того, праздник ли на улице, как это было в 2006 и 2007 годах, или кризис, который начался в конце 2008 года и продолжается до сих пор. Думаю, что тот курс, который мы наметили, как раз позволяет нам сегодня выжить в эти сложные времена. И несмотря на то, что мы терпим такие убытки в судостроении, мы честны перед заказчиком, мы выполняем все обязательства, которые у нас есть по договорам. Думаю, что сегодня финансовая стабильность и те контракты и связи, которые у нас есть со многими крупными компаниями, - это главное.

Есть направления, в которые мы продолжаем инвестиции — это продажа и производство индустриальных и медицинских газов, этим занимается совместная компания Elme Messer Gaas. Мы очень довольны, что она была признана в Эстонии лучшей компанией в сфере оптовой торговли. Но инвестируем не только в Эстонии, мы договорились с нашим партнером Messer Grupp, что будем продолжать инвестиции в тех странах, в которых мы сегодня работаем, так как с одной стороны, кризис — это серьезные проблемы, но это и вызов и серьезные возможности.

 

С Фёдором Берманом беседовал Кирилл Крабу.
 


 
 
 
 
 
2010 © Международный общественный фонд «Янтарный мост»
Разработка и поддержка сайта ArtInfo
Дизайн WideGraphics
Россия 119019 Москва Никитский бульвар 8А
Теl: (+7 495) 691-63-17, (+7 985) 762-48-64;
FAX: (+7 495) 415-53-83;
e-mail: jsizov@mail.ru