Москва

19:08

 
   
     
 

АВТОРИЗАЦИЯ ДЛЯ ДИСКУССИЙ

 

АКТУАЛЬНЫЕ ДИСКУССИИ

С 10 февраля 2013

Инновативное производство

И в России, и в государствах Балтии большинство экспертов уверены, что необходимо сконцентрироваться на высоконаучном, инновативном производстве....

Рабочий язык: русcкий

ГЛАВНАЯ| ПУБЛИКАЦИИ | 10.10.2013 / Владимир Грусман: Строить фондохранилище в спальном районе — величайшая глупость

ФОНТАНКА, 10 октября


18 октября на заседание Градостроительного совета будет вынесена концепция строительства нового депозитария для Российского этнографического и Русского музеев. Он должен разместиться за существующим зданием РЭМа, на прилегающем к Михайловскому саду участке. На этом месте корпус музея проектировался еще в начале XX века — так задумывал архитектор здания Василий Свиньин, планам которого помешала революция. Почему решено восстановить историческую справедливость, «Фонтанке» рассказал глава Этнографического музея Владимир Грусман.

 

- Владимир Моисеевич, начнем с того, что заседание коллегии Минкультуры http://www.fontanka.ru/2009/07/24/128/, на котором обсуждалось и было одобрено строительство фондохранилища для Российского этнографического музея, состоялось еще четыре года назад. Снова об этом проекте публично заговорили только теперь. С чем связан такой интервал?

- Реализация проекта застопорилась по двум причинам. Это и произошедшая смена руководства в министерстве, и особенности бюджетного процесса. Средства на реализацию проектов в федеральном бюджете закладываются за несколько лет. А мы всегда хотели идти под флагом министерства. Никаких форм частно-государственного партнерства, никакого участия бизнеса. Исключительно федеральное финансирование. Заказчиком проекта будет выступать Северо-Западная дирекция Минкультуры.

Также я полагаю, что причиной отсрочки создания фондохранилища могла стать реализация других крупных проектов - были огромные проблемы с новой сценой Мариинского театра, нас опередила вторая сцена Александринского театра, затем — Морской собор в Кронштадте. Тем не менее, поднятие вопроса о строительстве депозитария для музея неизбежно. Музей не может развиваться без нового фондохранилища. У нас есть один постоянно действующий выставочный зал площадью 150 квадратных метров. Еще один выставочный комплекс будет на месте кинолектория, перенесенного на первый этаж. Наши фонды имеют недостаточный оборот, недостаточно выставляются, но нам не хватает площадей для наращивания наших экспозиционных возможностей. Мы показываем, в среднем, до 12% того, что хранится в наших запасниках.


Автор: Михаил Огнев


- Основной вопрос, волнующий градозащитников, не испортит ли новый корпус этнографического музея облик Михайловского сада, вид из него?

 

- Вид на что? Знаете, что бы я посоветовал обеспокоенным градозащитникам? Пройдет еще один месяц, опадет листва. Если пройти по Садовой вдоль Михайловского сада, перейти через Мойку и посмотреть в сторону Михайловского дворца с окраины Марсова поля, можно будет увидеть ужасный черный провал слева от здания Карла Росси. Что значит позиция градозащитников? Что и от кого они хотят защитить? Город - от этой дыры, которая осталась с 1917 года? Уровень компетентности людей, делающих заявления об угрозе Михайловскому саду, чрезвычайно низок.

 

Невзирая на противостояние между архитекторами в начале прошлого века, и Свиньин, и Бенуа рассматривали здание Русского музея как комплекс. И не только со стороны площади Искусств. При этом архитектурный проект Свиньина был чрезвычайно толерантным. Никоим образом он даже близко не покушался на то, чтобы войти на территорию Михайловского сада. Территория дворов Этнографического музея и сейчас отделена от Михайловского сада забором. И Музей этнографии имеет все юридические права на 1,5 га, на которых будет вестись строительство.

 

- Но что сохранилось из архивов Василия Свиньина?

 

- Действительно, он очень много уничтожил. Накануне революции Николай II сделал его придворным архитектором, и Свиньин очень боялся этого звания. После революции он построил только одно здание. Тем не менее и осталось очень много. Сохранились фрагментарные документы в архивах КГИОПа, Этнографического и Русского музеев. Есть его прорисовки деталей на «синьках», сохранился даже чертеж системы парового отопления. Эти материалы будут широко обнародованы после заседания Градсовета.

 

- Что будет представлено на Градсовете?

 

- На Градсовете будет представлен фор-проект, вариант архитектурного решения нового корпуса, выполненный с учетом всех архитектурных требований, указанием высот, глубин, объемов. Это архитектурно-техническое предложение, необходимое для принятия решения о том, будет ли строиться этот объект. Его разрабатывает архитектурная мастерская Мамошина на инициативных началах, отобранная Северо-Западной дирекцией. В случае если Градсовет одобрит идею строительства депозитария, будет объявлен конкурс на архитектурное проектирование здания.

 

- Кто из петербургских архитекторов, на Ваш взгляд, сможет справиться с этим заданием?

- Я предполагал бы три варианта — бюро Земцова и Кондиайна, победившее в предыдущем архитектурном конкурсе на создание концепции здания депозитария, мастерская Мамошина, который над этим работает сейчас, и третий претендент. Пока его назвать не могу.

 

- Расскажите о проекте, что это будет за здание.

 

- Не хотелось бы говорить о проекте до заседания Градсовета. Могу рассказать лишь немного. Это будет центр коллекций, в котором разместятся фондохранилище, реставрационные мастерские, новые площади для временных выставок, помещения открытого хранения, когда фонды будут отчасти представлять собой экспозицию.

 

Если смотреть со стороны Михайловского сада, то по центру корпуса планируется выставочный зал площадью около 400 кв. м с выходом в сад и с антресолью. В нем будут проходить либо совместные выставки Этнографического и Русского музеев, либо отдельные, по составленному графику. Меня эта идея очень увлекает, это интересно. Если говорить о фасадах - со стороны дворов это будет типичное решение. Со стороны Михайловского сада хотелось бы видеть парафраз фасада Свиньина. Меня не беспокоит коринфский ордер или то, как сделан портик, но видеть стеклянные фасады тоже не хочется.

Если будет выстроен еще один корпус и будет замкнуто каре, мы предполагаем использование внутренних дворов. В наших фондах есть хранилище средств передвижений. Например, в прошлом году мы приобрели совершенно потрясающие расписные розовые русские сани. Так вот, если это здание будет построено, мы бы создали атриум со стеклянной крышей и вывели наши крупномасштабные экспонаты - телеги, арбы, сани. Выставлять такие экспонаты может позволить только такая архитектура пространства.

- Если выставочный зал будет общим, как будут разделены фондохранилища?

- Фонды будут храниться отдельно. Уже появились слухи об объединении Этнографического и Русского музеев. Но могу твердо заявить, что этого не будет. Невзирая на взаимное глубокое уважение, наши пути далеко разошлись.

 

- Можете озвучить стоимость реализации проекта?

 

- Стоимость будет очень сильно зависеть от фасадного решения. Я склонен оценивать ее примерно в 2 млрд рублей. Может быть меньше, но не больше. По сравнению с подготовкой к форуму АТЭС или строительством стадиона на Крестовском острове, это не такая сенсационная цифра. В эту сумму войдет все оборудование - все системы, которые будут формировать микроклимат, системы воздухообмена, пожарной и иной безопасности.

 

- Сейчас на месте, где предлагается возвести корпус по проекту Свиньина, находится пристройка - декорационная мастерская Михайловского театра. Куда переедет она? Обсуждали ли этот вопрос с директором Михайловского Владимиром Кехманом?

- Есть два решения этого вопроса. Владимир Абрамович Кехман предлагал, чтобы ему передали площади в уже построенном здании. Но тогда будущий депозитарий превратится в «коммуналку», его и так уже делят два музея. К тому же, ранее Владимир Кехман заявлял, что ему требуется в два или три раза больше площадей, чем есть в этом здании, а в нем 500 квадратных метров. Второй вариант — это компенсация, либо денежная, либо соответствующей площадью в центре города. Знаю из уст руководителя Северо-Западной дирекции о том, что есть несколько адресов в центре города, очень недалеко, которые могут быть предложены для размещения театральных мастерских.

 

- Вы рассматривали варианты создания фондохранилища в спальных районах, как это делает Эрмитаж?

- Мне кажется, подобные разговоры, предложение нам построить фондохранилище в Купчино - это величайшая глупость. Почему человек, который живет в спальном районе, должен быть там законопачен на всю жизнь? Люди и так живут и работают на окраинах. На выходных они хотят приезжать в центр города. К тому же, почему-то никто никогда не считает стоимость переезда. Музей истории религии пять лет переезжал из Казанского собора в здание на Почтамтской. Ситуацию с Военно-морским музеем вы сами видите. А у нас 750 тысяч единиц хранения. Это сундуки, погрузка, разгрузка, безопасность. Здесь в округе нет ни одного жилого дома. Если мы построим здание площадью примерно 14 тысяч квадратных метров, мы не заберем никакой детской площадки, никакого сквера, не нарушим инсоляцию. И поэтому, честно говоря, я идеи строить депозитарий в спальном районе не приемлю и не понимаю. Если Градсовет откажет нам в строительстве фондохранилища, в какой-то степени они всем городским музеям тоже перекроют эти возможности. Они также нуждаются в фондохранилищах.

 


 
 
 
 
 
2010 © Международный общественный фонд «Янтарный мост»
Разработка и поддержка сайта ArtInfo
Дизайн WideGraphics
Россия 119019 Москва Никитский бульвар 8А
Теl: (+7 495) 691-63-17, (+7 985) 762-48-64;
FAX: (+7 495) 415-53-83;
e-mail: jsizov@mail.ru