Москва

21:57

 
   
     
 

АВТОРИЗАЦИЯ ДЛЯ ДИСКУССИЙ

 

АКТУАЛЬНЫЕ ДИСКУССИИ

С 10 февраля 2013

Инновативное производство

И в России, и в государствах Балтии большинство экспертов уверены, что необходимо сконцентрироваться на высоконаучном, инновативном производстве....

Рабочий язык: русcкий

ГЛАВНАЯ| ПУБЛИКАЦИИ | 02.10.2013 / Астахов заскучает без детей мигрантов

BaltInfo, 2 октября


Детский омбудсмен в РФ Павел Астахов посетил Петербург с рабочим визитом, проинспектировал приют для детей мигрантов и детдом для инвалидов. Он пришел к выводу, что усыновителям есть чему поучиться у чеченцев и американцев, но раздавать детей за границу уважающая себя страна не может.


Уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов завтра подведет итоги проверки, которую учинил его «детский десант» в Петербурге еще с 18 сентября. Накануне дня правительственного заседания Астахов, по его собственному выражению, решил сам проинспектировать несколько учреждений, «поговорить с людьми».


Первым в списке оказался необычный приют с говорящим названием «Транзит», где живут иногородние и иностранные дети до тех пор, пока не вернутся на родину. Многие живут в приюте годами и возвращаться вовсе не собираются. Это, кажется, особенно поразило детского омбудсмена.


Трое девочек лет двенадцати жались к стене в присутствии Астахова: одна из них приехала из Узбекистана, а потом, по словам сотрудников «Транзита», «у Узбекистана кончились деньги, чтобы ее забрать». Павел Астахов поинтересовался, хочет ли воспитанница приюта возвращения домой, где ее ждет мама. «Ну, я не хочу, — протянула она и рассмеялась, — мне здесь круто». «Ну да, круто, пожила здесь, в Петербурге. Теперь пора назад, в Ташкент», — езонно заметил уполномоченный. Идея оставить здесь этих детей, кажется, нисколько его не прельщала.


В одном из классов Астахова заинтересовала таджичка Надира. Выяснилось, что она прибыла в Петербург с родителями, мать уже уехала обратно, но в Северной столице остался отец. Тем не менее, Надира живет в приюте, плетет из бисера фенечки. Получается неплохо — Павла Астахова крайне заинтересовал зеленый бисерный крокодил. Впрочем, Надира была слишком мала и слишком стеснялась, кутаясь в свой платок, чтобы омбудсмен мог обстоятельно с ней побеседовать.


Зато в следующем классе он такую возможность не упустил и решил спросить чернокожего подростка о том, что тот планирует делать с собственной жизнью. Вопросы Павла Астахова были порой действительно философскими — он объяснял парню на довольно среднем английском, что никто не будет принимать важные решения за него. «Хочешь вернуться домой, в Швецию или в Сьерра-Леоне?» — все повторял Астахов. «Я не знаю», — отвечал мальчик. В конце концов, Астахов выяснил возраст воспитанника — 16 лет, но, судя по всему, заподозрил неладное. «Точно ли 16? Может, больше? Ты выглядишь на 24», - не унимался омбудсмен.


Тимур из Узбекистана должен был понравиться Астахову еще больше: совсем взрослый, он сидел в аудитории один, не считая педагога, и плел длинную фенечку из ниток. Педагог предложила Тимуру самому рассказать, почему он задержался в Петербурге на целых шесть лет, но тот отчего-то отказывался и опускал глаза в пол.


«Никак не доплетет, понятно же. Плетет и распускает», — высказал предположение Павел Астахов, кивая на работу Тимура. «Следствие там идет. Ждем решения суда. Как только будет — поедет на родину», — развеяли сомнения омбудсмена сотрудники приюта. «А по дороге сбежит. Он здесь все знает лучше, чем на родине», — продолжил сам Астахов.


Следующий ребенок-мигрант при всем желании не смог бы ответить на мотивирующие вопросы Павла Астахова: Коле всего два года, и у него настолько серьезное кожное заболевание, что на его содержание в месяц уходит от 100 до 150 тыс. рублей. Таких денег у приюта, конечно, нет — помогает фонд «Бэлла» и актриса Ксения Раппопорт. «Это азербайджанский ребенок грузинского происхождения. Родители не хотят навещать. Через МИД пытались найти родственников, но связи с родными пока нет. Оформили российское гражданство...» — принялись объяснять омбудсмену.


«Оформили что?» — не понял Астахов. «Российское гражданство, — повторили ему. — Без гражданства невозможно выписать ни медицинский полис, ни оказать помощь. Ребенок полностью отказной». Омбудсмена убедили. С похожими детьми он столкнулся и в специализированном психоневрологическом доме ребенка №13 Адмиралтейского района, который посетил следующим. Сейчас там живут 15 ребят с синдромом Дауна. От большинства родители отказываются сами, некоторых лишают родительских прав.


«30-33% детей из нашего дома ребенка возвращаются в семью. Выбывают на международное усыновление не более 12%, остальные дети остаются в РФ», — осчитала нужным подчеркнуть для Павла Астахова главный врач Наталья Никифорова. Тем не менее, россияне от тяжело больных детей чаще отказываются.


По словам омбудсмена, он поставил перед главой комитета по социальной политике Петербурга Александром Ржаненковым задачу: «чтобы не было отказных детей с 1 января 2014 года». Что думает по поводу этого задания сам Ржаненков, точно выяснить не удалось, однако, судя по некоторым комментариям, он все же склонен полагать, что финансовые причины помешают ему выполнить поручение.


«Павел Алексеевич, это не социально-политический вопрос, а экономический, — смехнулась Наталья Никифорова, — если будет развита инфраструктура, то детей, которые имеют особые потребности, будут оставлять в семьях. Но на это нужно время».


«Когда мне говорят такое, я сразу вспоминаю свою бабушку», - парировал Астахов. Бабушка омбудсмена приехала из эвакуации после Отечественной войны: квартира отобрана, жить негде, на руках двое маленьких детей-пятилеток. «Никакой социально-экономической защищенности и стабильности не было, правда?» - заметил Павел Астахов.


«Но мы живем здесь и сейчас», - напомнила ему Никифорова. Омбудсмен не сдавался. Он считает ненормальной ситуацию, при которой 84% воспитанников детских домов в России - это «социальные сироты», у которых живы один или оба родителя.


«Этой проблемой надо заниматься самим, а не ждать, пока придет дядя или тетя из-за рубежа. Социально здоровое государство и общество вообще не может позволить себе такой роскоши - раздавать детей», - отметил Астахов. По словам омбудсмена, когда в ход идут пропагандистские приемы, то публике будут показывать «самого разнесчастного ребенка, которого могли забрать и не забрали» из-за запрета иностранцам усыновлять российских сирот-инвалидов.


«Но посмотрим на статистику: по Петербургу иностранцы в год усыновляли только 3,6% детей-инвалидов. Остальных здоровых забирали», - заметил уполномоченный по правам ребенка в России.


Вместе с тем, он утверждает, что его единственная цель - «обеспечить как можно большему числу российских детей право на семью». «Это основной план Астахова и российского государства», - сообщил омбудсмен.


Что же до детей из других государств, то политику в их отношении стоит конкретизировать. По словам уполномоченного, до недавнего времени в России вообще не замечали детей-мигрантов, которыми, судя по его визиту, полнятся отечественные детдома. «Мы говорим, что у нас миграционные потоки, гастарбайтеры, квоты... Начали на рынках их ловить. А детей-то мы забыли и не заметили, что у нас выросло целое новое поколение», - заявил Астахов.


На днях он участвовал в генеральной ассамблее «детских» омбудсменов стран-участниц Совета Европы, которая проходила в Брюсселе. По словам Астахова, в Европе проблему в полной мере ощутили совсем недавно. «Когда начали жечь машины, грабить, убивать, избивать. Это все есть по полной программе, и это делают как раз дети-мигранты. Мы не замечаем эту проблему, а она уже назрела», - подчеркнул омбудсмен.


И все же к предложенной в Госдуме программе так называемой «антитолерантности», по которой приезжим детям могут вообще запретить ходить в школы на территории России, Астахов относится негативно.


«Это глупо. Господь создал всех людей разными, чтобы было интересно. Если бы мы все были аморфными, андроидами, было бы неинтересно, скучно было бы жить», - резюмировал уполномоченный по правам ребенка в Российской Федерации.


Карина Саввина


 
 
 
 
 
2010 © Международный общественный фонд «Янтарный мост»
Разработка и поддержка сайта ArtInfo
Дизайн WideGraphics
Россия 119019 Москва Никитский бульвар 8А
Теl: (+7 495) 691-63-17, (+7 985) 762-48-64;
FAX: (+7 495) 415-53-83;
e-mail: jsizov@mail.ru